Заказать звонок

Оставьте свой номер и наш специалист перезвонит Вам и проконсультирует по интересующим вопросам

Нажимая, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская
Теги

Проблема GRE

21.04.2016

i5^cimgpsh_orig.png

Экзамен — «это посредник, спрашивающий ”Вы богаты?”, ”Вы белый?”, ”Вы мужчина?”»

В прошлом году одним субботним утром Кристиан Васкес сел на велосипед и поехал от своего дома в Highland Park к кампусу Cal State в Лос-Анджелесе — одному из многочисленных официальных центров проведения Graduate Record Examination. Это тест, более известный как GRE, требуется в США для поступления на исчисляющиеся тысячами — от астрономии и английского языка до журналистики и зоологии — программы, дающие магистерскую и докторскую степень.

24-летний Васкес, готовившийся к GRE примерно 4,5 месяца с помощью бесплатного пособия, уже был готовым примером академического успеха. Он вырос в восточном Лос-Анджелесе, где его воспитанием занималась мать, работавшая полный день кредитным оператором в банке. Васкес оказался первым человеком в своей семье, посещавшим колледж. Во время обучения на бакалавриате он жил дома и 4 дня в неделю добирался до Калифорнийского университета в Нортридже на велосипеде или автобусе, тратя по 2 часа на дорогу в одну сторону. Свое обучение он оплачивал, работая кассиром в универмаге Kohl. Бакалаврскую степень в Английском языке Васкес получил в 2013 году, при этом в его дипломе были в основном высшие оценки. Отправляясь на поиски работы, он думал только об одном. «Я знал, что мне нужна должность, где я смогу влиять на судьбы других людей», — сказал он. В результате он получил два места с неполным рабочим днем: помощник учителя в начальной школе, в основном помогающий латиноамериканским детям из группы риска, и преподаватель City College в Пасадене, где он ради развлечения сам пошел на литературные и писательские курсы. Добираясь каждый день на службу, Васкес мечтал о более грандиозном будущем: превратиться в профессора колледжа по английскому языку.

Не имея возможности заплатить за подготовительные курсы, стоимость которых зачастую составляет несколько тысяч долларов, он готовился к GRE самостоятельно. Но результаты теста не оправдали его ожиданий: «Я считал, что они недостаточно хороши, чтобы подавать их на те программы, которые меня интересовали».

Истории, аналогичные ситуации Васкеса, подчеркивают ограничения стандартизированных тестов вроде GRE — или на уровне старшей школы SAT или ACT — и препятствия, возникающие из-за них перед талантливыми студентами, многие из которых принадлежат к социально незащищенным меньшинствам. Большинство магистерских программ принимает или требует от абитуриентов результаты GRE в качестве части пакета документов, и ставки здесь хорошо известны. Вступительные экзамены в ВУЗы — это соревнования. Исследователи называют ВУЗы «статусной возможностью». На осенних вступительных экзаменах 2014 года в американские ВУЗы подавали документы 2,15 млн человек. Однако в аспирантуру были приняты лишь 22% абитуриентов, а в магистратуру — 48% соискателей. Получаете высокий балл по GRE, и ваши шансы на получение этой статусной возможности возрастают. Не набираете достаточно баллов, и — по крайней мере традиционно — вам придется придумывать иное применение для своей жизни. Критики замечают: чрезмерная зависимость от этих тестов беспричинно оставляет за бортом людей вроде Васкеса — тех, кто продемонстрировал упорство, заинтересованность в определенной сфере и стремление к обучению и преподаванию.

«GRE похож на сдачу анализа на рак, изобретенного в 40-х годах»

«В нашем обществе огромное значение придается аналитическим способностям, измеряемым GRE. Поэтому, обладая хорошим абстрактным мышлением, вы получите достойные результаты, — говорит когнитивный психолог и профессор развития человека Корнельского университета Роберт Стернберг. — GRE похож на сдачу анализа на рак, изобретенного в 1940-х. Большинство из нас не поверит результатам теста, созданного в то время. Сегодня мы обладаем большими знаниями и гораздо более ясным представлением об интеллекте и способностях». Как говорит Стернберг, более трех десятилетий изучавший как интеллектуальную деятельность, так и вступительные экзамены в колледж, некоторые студенты просто не получают выдающихся результатов за GRE, хотя при этом они могут быть смышлеными и чрезвычайно способными. В 2014 году профессора из Вандербильт и Южно-Флоридского университета опубликовали колонку в научном журнале «Nature», называющую GRE неудачным тестом, наносящим удар по разнородности студентов, главным образом сокращая количество девушек, представителей меньшинств и экономически незащищенных студентов, обладающих высоким академическим потенциалом и относительно низкими оценками за GRE. В декабре прошлого года президент Американского астрономического сообщества создал открытое письмо, призывающее руководителей кафедр университетов, присваивающих степени в сфере астрономических наук, пересмотреть использование GRE.

Одна из упоминаемых критиками проблем такова: GRE не оправдывает себя, как прогностический тест. Он лишь (с посредственной точностью) указывает, кто хорошо справится с обучением на первом году магистратуры. И это действительно так. Оценка за GRE не говорит, обладает ли студент упорством, креативностью и интеллектуальными способностями, необходимыми для освоения вузовской программы, а также — что гораздо важнее — сумеет ли он затем принести существенную пользу на профессиональном уровне.

Даже некоммерческий создатель GRE — Educational Testing Service (ETS) — предупреждает: существует лишь поверхностная связь между результатами теста и успехом в ВУЗе. Согласно отчету ETS «К описанию успешных студентов высшей школы», «В связи со сложностью образовательного процесса в высших учебных заведениях, следует признать неполноценность вступительных тестов». В отчете заявлено: GRE не оценивает основополагающие способности, ассоциируемые с усердием и профессиональной компетенцией. Несмотря на данные отчета, вице-президент ETS и исполнительный директор подразделения Global Education, Дэвид Пейн, в электронном письме упомянул: он уверен, что GRE «оценивает навыки, имеющие высокое значение для достижения успеха на магистерском уровне: вербальное и критическое мышление, способности к математике и аналитическое письмо».

Вероятно, еще большую тревогу вызывает тот факт, что, как и в случае с SAT, высокие результаты GRE чрезвычайно часто напрямую зависят от социально-экономического статуса студента, его национальности и пола. Исследование данных за прошедшие десятилетия во Флоридском, Миссурийском, Нью-Йоркском университетах, Стэнфорде и ETS показали: GRE занижает успех миноритарных студентов. В ходе изыскания Миссурийского университета были изучены результаты GRE 160 учащихся-выходцев из меньшинств, получающих магистерские степени в различных университетах, и их средние оценки за первый год обучения в ВУЗе. Средний балл у таких студентов составил 3,51, и все они в результате закончили свою программу. Но по словам ученых, «после исследования результатов GRE, представленных данными учениками, стало ясно: в соответствии со вступительной политикой отдельных ВУЗов, некоторые студенты не должны были быть приняты, не говоря уже о получении степени. Это явно свидетельствует о необходимости принимать во внимание не только обычные критерии, но и другие факторы, а также изучать кандидатуры студентов, не входящих в топ-20% самых талантливых кандидатов».

«Вступительные экзамены столь специфичны»

Исследования ETS также привели к выводу о том, что GRE частично занижает потенциал девушек старше 25 лет, которые составляют более половины сдающих тест женщин. Исследование, охватывающее период с 1960 годов по настоящее время, привело экспертов к мысли о том, что несоответствия в результатах GRE вызваны комбинацией факторов. Среди них доступность репетиторов; неравенство образовательных возможностей, обеспечивающее некоторым студентам лучшую подготовку к экзамену; содержание теста; способ тестирования учащихся и даже чувство незащищенности самих студентов, связанное с их национальной и половой принадлежностью. Стернберг говорит об этом прямо: «GRE — это посредник, спрашивающий ”Вы богаты?”, ”Вы белый?”, ”Вы мужчина?”».

Пейн утверждал: погрешности результатов в основном вызваны силами, неподвластными ETS. Также он отрицал идею о том, что они косвенно указывают на предвзятость. «Есть множество факторов, влияющих на обозначенные различия в оценках. Например, разнообразие схем обучения, интересов, знаний и умений или расхождения в образовательных, экономических и социальных системах, закрывающие доступ к равным возможностям», — говорил он, делая упор на то, что «честность и справедливость» теста — это один из приоритетов ETS. Он цитировал множество гарантий, согласно которым ETS обязуется обеспечить достижение определенных целей, в том числе строгости процесса проверки и «основательности системы сдержек и противовесов».

Однако именно различия результатов больше всего беспокоят доцента высшего образования Мичиганского университета и автора книги «Вступительные экзамены изнутри: критерии, своеобразие и кураторство факультетов» («Inside Graduate Admissions: Merit, Diversity, and Faculty Gatekeeping») Джули Р. Посселт. «GRE дает дополнительную информацию, но он является слабым сигналом, практически ничего не сообщающим о способности студента добиться успеха на ниве образования. Однако на многих программах его воспринимают, как очень важный показатель. И, к несчастью, очень высокие требования к баллам по GRE на вступительных экзаменах снижают разнородность», — говорит Посселт, которая недавно изучала процесс поступления на топ-10 программ, дающих докторскую степень.

В своем исследовании Посселт обнаружила: посредственные результаты GRE очень часто являются причиной для немедленного отсева студентов при высокой конкуренции. Также она выяснила, что более половины членов факультетов, входящих в изучаемые ею приемные комиссии, ошибочно приравнивают баллы за GRE к национальности студента или его рядовым интеллектуальным способностям. Наберите в Google «как повысить баллы за GRE» и вы обнаружите, что наиболее общая рекомендация — нанять персонального репетитора или отправиться на одни из многочисленных дорогостоящих курсов по подготовке к GRE, предлагаемых такими компаниями, как Princeton Review или Kaplan. Широко известно: студентов можно «натаскать», чтобы они хорошо справились с тестом, но только если они способны потратить время и отдать тысячи долларов за подготовительные курсы или занятия с репетитором. Однако для многих студентов даже минимальная стоимость сдачи GRE — около 205 долларов, что составляет примерно 20 часов работы при минимальной оплате труда в Калифорнии — чрезмерно высока.

Недавно некоторые программы стали «test-optional», то есть студенты при поступлении могут выбирать, предоставлять результаты GRE или нет. Однако подобную опциональность нельзя назвать быстрым решением для увеличения разнородности, предупреждает Посселт. «Когда гуманитарные колледжи переходят к test-optional в отношении SAT, это не обязательно повышает разнообразие так, как вам бы того хотелось. Но зато практически всегда это приводит к росту имиджа колледжа, ведь в него подают документы больше человек, а у тех, кто предоставляет результаты теста, они обычно оказываются выше».

В идеале Посселт хотела бы увидеть более качественный тест. Скажем, такой, который систематически демонстрировал бы: люди с высокими баллами — это более успешные кандидаты в ВУЗ. Однако сейчас ее бы порадовало, если бы ETS просто дало людям, ответственным за принятие решений о приеме абитуриентов, больше информации. «Отчет ETS по результатам мог бы содержать распределение по персентилям, основанное на национальности, сфере обучения соискателя и, может быть, на уровне образования его родителей, принадлежности к расе и полу. Это, по крайней мере, позволило бы приемным комиссиями сравнивать между собой сходных студентов, а не учитывать общую массу абитуриентов».

По словам Посселт, слишком многие ВУЗы излишне концентрируются на расхватывании и так успешных «победителей» — ошибочно принимая высокие баллы GRE за очевидное свидетельство того, что эти студенты останутся победителями навсегда — и избегании предполагаемого риска, связанного теми, кто сдал тест менее удачно. Но она выступает против отказа от поступления в ВУЗ только из-за результатов GRE, как в случае в Васкесом.

«Вступительные экзамены [в ВУЗ] крайне своеобразны, — рассказывает Посселт. — Ваши шансы могут сильно варьироваться в зависимости от того, куда вы подаете документы, кем являются другие абитуриенты в этом году, и кто оказался в приемной комиссии». Как говорит Джули, студентам не стоит воспринимать ни один из этих факторов как непреодолимое препятствие.

В своей работе об интеллектуальных способностях Роберт Стернберг пришел к выводу, что практическая сметка, умение справляться со сбоями и переменами и при этом вести содержательную жизнь, приносящую удовлетворение, является одним из основных показателей высокого уровня интеллектуального развития в целом. Васкес заменил свою мечту о ВУЗ и профессорстве тем, что приносит ему даже больше удовольствия. Сейчас он собирается сдавать CBEST — стандартизированный тест, требующийся для того, чтобы стать учителем государственной школы в Калифорнии. «Я решил, что хочу быть учителем начальных классов — тем человеком, который вдохновляет малышей на развитие, на совершение чего-то важного для мира», — объясняет он. В то же время он помогает детям в El-Sereno учиться читать и писать. «Ребята, с которыми я работаю, помогли мне изменить свою точку зрения. Возможно, когда-нибудь я попробую сдать GRE снова, но сейчас оно того не стоит».

Автор перевода — Давиденко Вячеслав, основатель компании MBA Consult+

Источник статьи


« Вернуться назад

Тэги: подготовка к GRE, постановка целей, GRE, поступление в зарубежный университет, образование, образование за рубежом, SAT, ACT, SAT 2016